Association of drug therapy with falls in elderly and senile patients: Subanalysis of the epidemiological study EVKALIPT

Cover Page

Cite item

Abstract

Aim – to evaluate the structure of drug therapy in patients with falls and to identify the associations of falls with drug administration.

Material and methods. This work is a subanalysis of the epidemiological study EVKALIPT. 4301 patients who had information about presence or absence of falls in the previous year were selected. The patients were divided into 2 groups: 1 group (n = 1307) – having falls, 2 group (n = 2994) – without falls. We studied the complaints and medical history, conducted general examination and analyzed medical documentation to get the information on drug treatment. A regular intake of 5 or more drugs was considered polypharmacy.

Results. All patients had chronic diseases. In patients with falls, most diseases were more common, the Charlson Comorbidity Index was higher (5.53±2.4 versus 4.73±2.03, p<0.001), as well as the proportion of high comorbidity (62.2% versus 47.7%, p<0.001). All study participants took medications, on average 5.4 ± 2.6 drugs. The patients with falls received higher number of drugs (5.73±2.6 versus 5.3±2.5, p<0.001). The frequency of polypharmacy was 64.6% and 56.7% (p<0.001) in groups 1 and 2, respectively. The patients with falls were more likely to take sartans, beta-blockers, diuretics, centrally acting antihypertensives, anticoagulants, nitrates, amiodarone, insulin, NSAIDs, proton pump inhibitors, calcium, vitamin D, anti-osteoporrotic therapy. Administration of a number of drugs was associated with falls (OR 1.18-2.15). For some drugs, a trend in favor of falls was revealed. Only statin therapy was associated with a 24% reduction in the odds of falling. The presence of polypharmacy increased the risk of falls by 1.3 times (OR 1.27, 95% CI 1.10-1.46, p=0.001).

Conclusion. Polypharmacy and drug evaluation are important in assessing the risk of falls. In clinical practice, it is necessary to regularly conduct an audit of medications in elderly patients.

Full Text

АГ – артериальная гипертензия; ИБС – ишемическая болезнь сердца; ОНМК – острое нарушение мозгового кровообращения; ТИА – транзиторная ишемическая атака; ТЭЛА – тромбоэмболия легочной артерии; СД – сахарный диабет; ХБП – хроническая болезнь почек; ОА – остеоартрит; ОП – остеопороз; ХОБЛ – хроническая обструктивная болезнь легких; ЯБЖ – язвенная болезнь желудка; ДГПЖ – доброкачественная гиперплазия предстательной железы; и-АПФ – ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента; НПВП – нестероидные противовоспалительные препараты; ИПП – ингибиторы протонной помпы.

ВВЕДЕНИЕ

Фармакотерапия в пожилом возрасте – один из сложных клинических вопросов гериатрии. С одной стороны, высокая распространенность хронических заболеваний, коморбидность, гериатрические синдромы приводят к назначению большого количества лекарственных препаратов. С другой стороны, пациенты пожилого возраста наиболее подвержены риску неправильного или избыточного назначения лекарственных средств, частота которого достигает 62% [1, 2]. Все это приводит к полипрагмазии – одновременному назначению большого количества (5 и более) лекарственных препаратов [3]. Если пациент принимает 10 и более лекарственных препаратов, то полипрагмазия относится к чрезмерной.

Распространенность полипрагмазии составляет около 40–50% [4, 5]. Полипрагмазия увеличивает частоту лекарственного взаимодействия [6] и снижает приверженность пациентов к назначенной терапии [7].

Полипрагмазия ассоциирована с некоторыми гериатрическими синдромами: старческой астенией, нарушением походки, низким физическим функционированием, когнитивными расстройствами [8–10]. Кроме того, полипрагмазия является фактором риска падений в пожилом возрасте [11]. Чем больше лекарственных препаратов и чем дольше пациент их принимает, тем риск падений становится выше [12, 13]. У пациентов с высоким риском падений большое внимание акцентируется на полипрагмазию, так как это потенциально модифицируемый фактор риска.

Ученые из Японии показали, что сочетание полипрагмазии и прием потенциально не подходящих препаратов увеличивают риск падений, а потому важно обращать внимание на оба эти факта [14]. Помимо суммарной оценки количества принимаемых препаратов, необходимо идентифицировать отдельные лекарственные препараты, способные негативно влиять на риск падений. Данные зарубежной литературы свидетельствуют, что к таким препаратам относятся психотропные, седативные, гипотензивные препараты, нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) [15–18]. В нашей стране недостаточно исследований, посвященных изучению связи лекарственной терапии с падениями, что и определило актуальность данного исследования.

ЦЕЛЬ

Оценить структуру лекарственной терапии у пациентов с падениями и выявить ассоциации падений с приемом лекарственных препаратов.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

Данная работа является субанализом эпидемиологического исследования ЭВКАЛИПТ, в котором участвовали 4308 пациентов (30% мужчин) в возрасте ≥65 лет (средний возраст 78 ± 8 лет). Для субанализа отобрали пациентов в количестве 4301, в отношении которых была доступна информация о падениях за предшествующий год. В зависимости от факта падения пациенты были разделены на 2 группы: 1 группа (n=1307) – с падениями, 2 группа (n=2994) – без падений.

Подробная характеристика пациентов представлена в таблице 1.

 

Таблица 1. Характеристика участников исследования в зависимости от падений / Table 1. Characteristics of study participants by falls

Характеристика

Пациенты

с падениями (n=1307)

Пациенты без падений (n=2994)

р

Возраст, годы (M ± SD)

79,57±8,39

77,75±8,34

<0,001

Мужской пол, %

21,4

33,2

<0,001

Женский пол, %

78,6

66,8

<0,001

Семейное положение

   

Женат/замужем, %

28,1

42,1

<0,001

В разводе, %

5,5

4,5

0,168

Вдовство, %

63,7

50,5

<0,001

Не женат/не замужняя, %

2,1

2

0,852

Брак без регистрации, %

0,5

0,9

0,246

Наличие детей, %

91,8

93,4

0,064

Проживание

   

В семье, %

58,9

68,4

<0,001

Одинокое, %

39,9

30,2

<0,001

В интернате, %

1,2

1,3

0,757

Образование

   

Без образования, %

2,7

1,8

0,051

Начальное, %

10,8

9

0,069

Среднее, %

22,9

23,1

0,863

Среднее специальное, %

36,5

36,2

0,892

Высшее, %

27,1

29,8

0,639

Характер труда

   

Физический, %

37,5

33,8

0,024

Умственный, %

37,8

40

0,165

Физический и умственный, %

24,8

26,1

0,358

Продолжают работать в настоящее время, %

7,2

9,5

0,014

Наличие инвалидности (%), из них

57,9

49

<0,001

1 группа, %

12,6

13,7

0,507

2 группа, %

65,4

64,6

0,715

3 группа, %

22

21,7

0,901

Материальные возможности

   

Низкие

28,9

22,8

<0,001

Средние

68

73,4

<0,001

Высокие

3,1

3,8

<0,001

Курение в настоящее время, %

3,4

3,9

0,329

Курил ранее, %

11,3

12,7

0,205

Прием алкоголя несколько раз в неделю, %

8,2

8,2

0,980

Прием алкоголя несколько раз в месяц, %

14,4

19,1

0,106

Физическая активность

   

Практически не встает с кровати, %

5,4

3,3

0,001

Передвигается по квартире, но не выходит из дома, %

18,7

10,5

<0,001

Выходит из дома только по необходимости, %

23,4

16,9

<0,001

Выходит на прогулку, %

45,1

58,8

<0,001

Занимается физической активностью, %

7,3

10,5

0,001

 

Как видно из таблицы 1, пациенты с падениями были старше, среди них было больше женщин, они чаще проживали одни, чаще имели инвалидность, низкое материальное положение, недостаточную физическую активность. Проведены сбор жалоб, анамнеза, общетерапевтический осмотр всех пациентов, проанализирована медицинская документация для изучения лекарственной терапии. Полипрагмазией считали регулярный прием 5 и более лекарственных препаратов.

Статистический анализ выполнен с использованием программы IBM® SPSS® Statistics version 23.0 (SPSS Inc., США). Вид распределения количественных переменных анализировали при помощи одновыборочного критерия Колмогорова – Смирнова. При параметрическом распределении данных результаты представлены как M ± SD, где M – среднее, SD – стандартное отклонение; при непараметрическом – как Ме (25%; 75%), где Ме – медиана, 25% и 75% – 25-й и 75-й процентили. Для межгрупповых сравнений использовали критерии Манна – Уитни, χ2 Пирсона и двусторонний точный тест Фишера. Взаимосвязи между переменными оценивали при помощи бинарной логистической регрессии с вычислением отношения шансов (ОШ) и 95% доверительного интервала (ДИ). Статистически значимыми считали различия при двустороннем значении р<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Пациенты обеих групп имели хронические заболевания. Наиболее распространенными среди них были кардиоваскулярные, цереброваскулярные заболевания, остеоартрит (ОА), катаракта, доброкачественная гиперплазия предстательной железы (ДГПЖ). Каждый третий участник исследования имел ожирение, каждый четвертый – СД 2 типа и анемию (таблица 2).

 

Таблица 2. Структура и распространенность хронических заболеваний у участников исследования в зависимости от падений / Table 2. Structure and prevalence of chronic diseases in study participants in relation to falls

Характеристика

С падениями (n=1307)

Без падений (n=2994)

р

АГ, %

90,8

88,1

0,012

ИБС, %

56,7

51,7

0,002

Инфаркт миокарда в анамнезе, %

16

11

<0,001

Реваскуляризация миокарда в анамнезе, %

5

3,2

0,004

Фибрилляция предсердий, %

17,5

13,5

<0,001

Хроническая сердечная недостаточность, %

62,6

55,7

<0,001

Аортальный стеноз, %

5,2

4,8

0,669

ОНМК или ТИА, %

19,5

12,9

<0,001

Атеросклероз брахиоцефальных артерий, %

17,8

15,6

0,069

Периферический атеросклероз, %

15,9

9,2

<0,001

Тромбоз глубоких вен в анамнезе, %

7,5

4,9

0,001

ТЭЛА в анамнезе, %

0,9

0,5

0,108

СД 2 типа, %

24,5

20,5

0,004

Ожирение, %, из них

31,7

29,6

0,163

1 степень, %

67,7

74,2

0,017

2 степень, %

24,1

20,4

0,144

3 степень, %

8,2

5,3

0,051

Дефицит массы тела, %

1,7

1,2

0,205

ХБП (С4 и С5), %

2,7

1,9

0,121

Онкологическое заболевание в анамнезе, %

11,2

8,4

0,003

Онкологическое заболевание в настоящее время, %

3,3

2,8

0,378

ОА, %

60,4

56,4

0,017

Эндопротезирование суставов, %

4,4

2,3

<0,001

Ревматоидный артрит, %

10,6

5,3

<0,001

Подагра, %

4,7

3,1

0,009

ОП, %

16,7

9,7

<0,001

ХОБЛ, %

9,8

7,8

0,029

Заболевания печени, %

15,2

12,5

0,018

Болезнь Паркинсона, %

4

2,5

0,006

Болезнь Альцгеймера, %

1,6

0,6

0,001

Деменция, %

9,5

5,7

<0,001

ЯБЖ и/или 12-перстной кишки, %

17,5

10,8

<0,001

Анемия, %

28

22,1

<0,001

ДГПЖ, %

57,7

50,9

0,047

Трофические язвы/пролежни, %

2,5

2,1

0,418

Катаракта, %

62,3

55,4

<0,001

Глаукома, %

16

10,7

<0,001

Возрастная макулярная дегенерация, %

14,8

12,9

0,158

 

Данные, представленные в таблице 2, свидетельствуют, что у пациентов с падениями в большинстве случаев анализируемые заболевания встречались чаще, а индекс коморбидности Чарльсон был выше (5,53±2,4 против 4,73±2,03, р<0,001), как и доля пациентов с высокой коморбидностью (сумма баллов 5 и более по индексу Чарльсон) (62,2% против 47,7%, р<0,001).

Все участники исследования принимали хотя бы один лекарственный препарат, в среднем 5,4±2,6 препарата. Пациенты с падениями получали больше лекарственных препаратов по сравнению с пациентами без падений (5,73±2,6 против 5,3±2,5, р<0,001). Распределение пациентов в зависимости от падений и количества принимаемых лекарственных препаратов представлено на рисунке 1. Частота полипрагмазии составила 64,6% и 56,7% (р<0,001) соответственно.

 

Рисунок 1. Распределение пациентов в зависимости от падений и количества принимаемых лекарственных препаратов / Figure 1. Patients distribution by falls and number of prescribed drugs

 

Структура лекарственной терапии и частота приема отдельных классов / лекарственных препаратов представлена в таблице 3.

 

Таблица 3. Структура и частота приема лекарственных препаратов в зависимости от падений / Table 3. Structure and frequency of drug administration in relation to falls

Лекарственный препарат

Пациенты с падениями (n=1307)

Пациенты без падений (n=2994)

р

и-АПФ

61,4

58,3

0,063

Сартаны

25,9

22,2

0,009

Бета-блокаторы

54

49,6

0,010

Блокаторы кальциевых каналов

29,1

26,4

0,073

Диуретики

53

48,8

0,014

Альфа-блокаторы

4,7

4

0,337

Антигипертензивные препараты центрального действия

14,9

12,1

0,013

Антиагреганты

63,9

66

0,194

Антикоагулянты

9

7,1

0,035

Нитраты

25,2

19,6

<0,001

Антиаритмические препараты, кроме амиодарона

6,7

5,1

0,053

Амиодарон

5,1

2,5

<0,001

Дигоксин

5,1

4,4

0,274

Гипогликемические пероральные препараты

16,6

14,5

0,083

Инсулин

4,9

2,7

<0,001

Ноотропы, метаболические средства

57,4

56,2

0,481

НПВП

50

42,4

<0,001

Глюкокортикостероиды

3,3

2,3

0,055

ИПП

24,7

20,4

0,002

Препараты кальция и витамина D

14,8

10,6

0,001

Антирезорбтивная и костно-анаболическая терапия

1,03

0,7

0,001

Гормоны щитовидной железы

4,7

5,3

0,434

Статины

33,7

40

<0,001

 

Полученные данные демонстрируют, что пациенты с падениями чаще принимали сартаны, бета-блокаторы, диуретики, антигипертензивные препараты центрального действия, антикоагулянты, нитраты, амиодарон, инсулин, НПВП, ингибиторы протонной помпы (ИПП), препараты кальция и витамин D, антрирезорбтивную и костно-анаболическую терапию, тогда как статины пациенты с падениями получали реже.

При этом в обеих группах наблюдаются высокая частота назначения нитратов, ноотропных препаратов, НПВП и низкая частота назначения препаратов кальция, витамина D, антиостеопоротической терапии.

Для оценки взаимосвязи падений с приемом отдельных лекарственных препаратов проведен однофакторный регрессионный анализ, где в качестве зависимой переменной рассматривали падения, а в качестве независимой – тот или иной лекарственный препарат. Результаты этого анализа представлены в таблице 4.

 

Таблица 4. Ассоциации между падениями и приемом лекарственных препаратов / Table 4. Associations between falls and drug administration                                  

Лекарственный препарат

ОШ

95% ДИ

р

Амиодарон

2,15

1,52-3,03

<0,001

Инсулин

1,83

1,29-2,57

<0,001

Препараты кальция и витамин D

1,46

1,19-1,77

0,001

Нитраты

1,38

1,18-1,62

<0,001

НПВП

1,36

1,19-1,55

<0,001

Антикоагулянты

1,29

1,02-1,65

0,035

ИПП

1,28

1,09-1,49

0,002

Гипотензивные препараты центрального действия

1,28

1,05-1,55

0,013

Сартаны

1,23

1,05-1,43

0,009

Бета-блокаторы

1,19

1,04-1,36

0,010

Диуретики

1,18

1,03-1,35

0,014

Статины

0,76

0,66-0,88

<0,001

Антирезорбтивная и костно-анаболическая терапия

1,54

0,76-3,14

0,056

Глюкокотрикостероиды

1,47

0,99-2,18

0,055

Антиаритмические препараты,

кроме амиодарона

1,31

0,98-1,73

0,053

Дигоксин

1,19

0,87-1,62

0,274

Гипогликемические пероральные препараты

1,17

0,98-1,41

0,083

Альфа-блокаторы

1,17

0,85-1,61

0,337

Блокаторы кальциевых каналов

1,14

0,99-1,33

0,073

и-АПФ

1,14

0,99-1,30

0,063

Ноотропы, метаболические средства

1,05

0,92-1,20

0,481

Антиагреганты

0,91

0,79-1,05

0,194

Гормоны щитовидной железы

0,88

0,65-1,20

0,434

 

Согласно данным, представленным в таблице 4, прием целого ряда лекарственных препаратов был ассоциирован с падениями. Еще для некоторых из них (антирезорбтивные и костно-анаболические препараты, глюкокортикостероиды, блокаторы кальциевых каналов, ингибиторы АПФ, пероральные гипогликемические средства, антиаритмические препараты, за исключением амиодарона) была выявлена тенденция в пользу падений. И только терапия статинами была ассоциирована со снижением шансов упасть на 24%.

Наибольшая ассоциация с падениями выявлена для амиодарона (ОШ 2,15), тогда как для других антиаритмических препаратов была отмечена лишь тенденция к повышению шансов упасть на 31%. Прием всех препаратов из группы антигипертензивных, за исключением и-АПФ и блокаторов кальциевых каналов, ассоциировался с повышением шансов упасть в 1,18–1,28 раза.

Наличие полипрагмазии повышало риск падений в 1,3 раза (ОШ 1,27, 95% ДИ 1,10–1,46, р=0,001).

ОБСУЖДЕНИЕ

Регулярная лекарственная терапия как фактор риска падений широко обсуждается в зарубежной литературе. Однако нет единого понимания, что больше обусловливает высокий риск падений – полипрагмазия или отдельные лекарственные препараты.

Ряд исследований указывают на повышение риска падений при приеме 5 и более лекарственных средств [19, 20], тогда как в других публикациях авторы сообщают об отсутствии влияния полипрагмазии на возникновение падений после поправки на возраст, пол, сопутствующие заболевания [21].

Наше исследование, выполненное на популяции лиц 65 лет и старше, показало, что пациенты с падениями получали большее количество лекарственных препаратов по сравнению с пациентами без падений (5,73±2,6 против 5,3±2,5, р<0,001) и частота полипрагмазии у них также была выше (64,6% против 56,7%, р<0,001). По нашим данным, наличие полипрагмазии повышала риск падений в 1,3 раза (ОШ 1,27, 95% ДИ 1,10–1,46, р=0,001). Еще более высокое количество принимаемых препаратов (6,6±3,7) и больший шанс на падение (ОШ 1,95, 95% ДИ 1,26–2,99) при полипрагмазии был показан в испанском исследовании, включившем 2461 пациента в возрасте 76,0±7,0 года [22].

В других публикациях с точки зрения влияния на риск падений акцентируется больше внимания на том, какие лекарственные препараты получает пациент, а не на их количество. В настоящее время выделяют ряд лекарственных средств с доказанным влиянием на повышение риска падений, например, антидепрессанты, анксиолитики, антипсихотики [23].

В нашей стране эти группы препаратов являются рецептурными, назначаются психиатром. Необходимо отметить, что ни один пациент в нашем исследовании не принимал препараты из перечисленных групп, поэтому оценить их влияние на падения мы не могли.

В то же время нами были определены 11 лекарственных препаратов или групп препаратов, прием которых ассоциировался с падениями: амиодарон, инсулин, препараты кальция и витамин D, нитраты, НПВП, антикоагулянты, ИПП, гипотензивные препараты центрального действия, сартаны, бета-блокаторы, диуретики. S.A. Hamza и соавт. указали, что вазодиляторы, диуретики, альфа-блокаторы и антипсихотики являются значимыми предикторами падений [24]. В других исследованиях показано, что НПВП, инсулин, антигипертензивные препараты, антиаритмики повышают риск падений [25–27]. Полученные данные свидетельствуют, что высокий риск падений у пожилых людей необходимо связывать не только с применением психотропных препаратов, но и с более часто используемыми в нашей стране препаратами – гипотензивными, НПВП и др.

Важно, что прием статинов оказался протективным фактором в отношении падений. Исследования, изучающие влияние статинов на падения, демонстрируют различные результаты: снижение риска падений (на 19%) [28], отсутствие влияние на падения [29] и увеличение риска падения (на 14%) [30]. Последнее объясняется побочным действием статинов на мышечную ткань с развитием миалгии, миопатии, рабдомиолиз [31]. В нашем исследовании побочных действий статинов не выявлено.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, фармакотерапия у лиц пожилого возраста в большинстве случаев оказывает негативное влияние на падения. Как полипрагмазия, так и оценка лекарственных препаратов, которые принимает пациент, имеют важное значение для оценки риска падений. В клинической практике у лиц пожилого возраста необходимо регулярно проводить ревизию лекарственных препаратов для снижения риска падений, полипрагмазии и ассоциированных с ними последствий.

Конфликт интересов: все авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.

×

About the authors

Natalya O. Khovasova

Pirogov Russian National Research Medical University; Pirogov Russian National Research Medical University – Russian Gerontology Clinical Research Center

Author for correspondence.
Email: natashahov@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-3066-4866

PhD, Associate professor, the Chair of Age-related diseases, senior researcher of the laboratory of the musculoskeletal system diseases

Russian Federation, Moscow; Moscow

Natalya M. Vorobyeva

Pirogov Russian National Research Medical University – Russian Gerontology Clinical Research Center

Email: vorobyeva_nm@rgnkc.ru
ORCID iD: 0000-0002-6021-7864

PhD, Head of the laboratory of cardiovascular aging

Russian Federation, Moscow

Anton V. Naumov

Pirogov Russian National Research Medical University; Pirogov Russian National Research Medical University – Russian Gerontology Clinical Research Center

Email: nanton78@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-6253-621X

PhD, Professor, the Chair of Age-related diseases, Head of the laboratory of the musculoskeletal system diseases

Russian Federation, Moscow; Moscow

Olga N. Tkacheva

Pirogov Russian National Research Medical University; Pirogov Russian National Research Medical University – Russian Gerontology Clinical Research Center

Email: rgnkc@rgnkc.ru
ORCID iD: 0000-0002-4193-688X

PhD, Professor, Head of the Chair of Age-related diseases, Director, Chief geriatrician of the Ministry of Health of the Russian Federation

Russian Federation, Moscow; Moscow

References

  1. Lavan AH, Gallagher PF, O'Mahony D. Methods to reduce prescribing errors in elderly patients with multimorbidity. Clin Interv Aging. 2016;11:857-66. doi: 10.2147/CIA.S80280
  2. Dagli RJ, Sharma A. Polypharmacy: a global risk factor for elderly people. J Int Oral Health. 2014;6(6):i-ii.
  3. Jokanovic N, Tan EC, Dooley MJ, et al. Prevalence and factors associated with polypharmacy in long-term care facilities: a systematic review. J Am Med Dir Assoc. 2015;16(6):535.e1-12. doi: 10.1016/j.jamda.2015.03.003
  4. Charlesworth CJ, Smit E, Lee DS, et al. Polypharmacy Among Adults Aged 65 Years and Older in the United States: 1988-2010. J Gerontol A Biol Sci Med Sci. 2015;70(8):989-95. doi: 10.1093/gerona/glv013
  5. Morin L, Johnell K, Laroche ML, et al. The epidemiology of polypharmacy in older adults: register-based prospective cohort study. Clin Epidemiol. 2018;10:289-298. doi: 10.2147/CLEP.S153458
  6. Lapeyre-Mestre M, de Castro AM, Bareille MP, et al. Non-steroidal anti-inflammatory drug-related hepatic damage in France and Spain: analysis from national spontaneous reporting systems. Fundam Clin Pharmacol. 2006;20(4):391-5. doi: 10.1111/j.1472-8206.2006.00416.x
  7. Gosch M, Jeske M, Kammerlander C, Roth T. Osteoporosis and polypharmacy. Z Gerontol Geriatr. 2012;45(6):450-4. doi: 10.1007/s00391-012-0374-7
  8. Veronese N, Stubbs B, Noale M, et al. Polypharmacy Is Associated With Higher Frailty Risk in Older People: An 8-Year Longitudinal Cohort Study. J Am Med Dir Assoc. 2017;18(7):624-628. doi: 10.1016/j.jamda.2017.02.009
  9. Montero-Odasso M, Sarquis-Adamson Y, Song HY, et al. Polypharmacy, Gait Performance, and Falls in Community-Dwelling Older Adults. Results from the Gait and Brain Study. J Am Geriatr Soc. 2019;67(6):1182-1188. doi: 10.1111/jgs.15774
  10. Rawle MJ, Cooper R, Kuh D, Richards M. Associations Between Polypharmacy and Cognitive and Physical Capability: A British Birth Cohort Study. J Am Geriatr Soc. 2018;66(5):916-923. doi: 10.1111/jgs.15317
  11. Zia A, Kamaruzzaman SB, Tan MP. Polypharmacy and falls in older people: Balancing evidence-based medicine against falls risk. Postgrad Med. 2015;127(3):330-7. doi: 10.1080/00325481.2014.996112
  12. Dhalwani NN, Fahami R, Sathanapally H, et al. Association between polypharmacy and falls in older adults: a longitudinal study from England. BMJ Open. 2017;7(10):e016358. doi: 10.1136/bmjopen-2017-016358
  13. Xue L, Boudreau RM, Donohue JM, et al. Persistent polypharmacy and fall injury risk: the Health, Aging and Body Composition Study. BMC Geriatr. 2021;21(1):710. doi: 10.1186/s12877-021-02695-9
  14. Masumoto S, Sato M, Maeno T, et al. Potentially inappropriate medications with polypharmacy increase the risk of falls in older Japanese patients: 1-year prospective cohort study. Geriatr Gerontol Int. 2018;18(7):1064-1070. doi: 10.1111/ggi.13307
  15. Ailabouni N, Mangin D, Nishtala PS. DEFEAT-polypharmacy: deprescribing anticholinergic and sedative medicines feasibility trial in residential aged care facilities. Int J Clin Pharm. 2019;41(1):167-178. doi: 10.1007/s11096-019-00784-9
  16. Corrao G, Mazzola P, Monzio Compagnoni M, et al. Antihypertensive Medications, Loop Diuretics, and Risk of Hip Fracture in the Elderly: A Population-Based Cohort Study of 81,617 Italian Patients Newly Treated Between 2005 and 2009. Drugs Aging. 2015;32(11):927-36. doi: 10.1007/s40266-015-0306-5
  17. Lo-Ciganic WH, Floden L, Lee JK, et al. Analgesic use and risk of recurrent falls in participants with or at risk of knee osteoarthritis: data from the Osteoarthritis Initiative. Osteoarthritis Cartilage. 2017;25(9):1390-1398. doi: 10.1016/j.joca.2017.03.017
  18. Seppala LJ, van de Glind EMM, Daams JG, et al. EUGMS Task and Finish Group on Fall-Risk-Increasing Drugs. Fall-Risk-Increasing Drugs: A Systematic Review and Meta-analysis: III. Others. J Am Med Dir Assoc. 2018;19(4):372.e1-372.e8. doi: 10.1016/j.jamda.2017.12.099
  19. Woolcott JC, Richardson KJ, Wiens MO, et al. Meta-analysis of the impact of 9 medication classes on falls in elderly persons (Archives of Internal Medicine (2009) 169, 21 (1952–1960)). Arch Intern Med. 2010;170(5):477. doi: 10.1001/archinternmed.2009.510
  20. Chen Y, Zhu LL, Zhou Q. Effects of drug pharmacokinetic/ pharmacodynamic properties, characteristics of medication use, and relevant pharmacological interventions on fall risk in elderly patients. Ther Clin Risk Manag. 2014;10(1):437-448. doi: 10.2147/TCRM.S63756
  21. Lim LM, McStea M, Chung WW, et al. Prevalence, risk factors and health outcomes associated with polypharmacy among urban community-dwelling older adults in multiethnic Malaysia. PLoS One. 2017;12(3):1-18. doi: 10.1371/journal.pone.017346
  22. Turégano Yedro M, Núñez Villén A, Romero Vigara JC, et al. Risk of falls and drug use in patients over 65 years of age. The PYCAF study. Semergen. 2019;45(8):528-534. doi: 10.1016/j.semerg.2019.05.009
  23. Chitty KM, Evans E, Torr JJ, et al. Central nervous system medication use in older adults with intellectual disability: Results from the successful ageing in intellectual disability study. Aust N Z J Psychiatry. 2016;50(4):352-62. doi: 10.1177/0004867415587951
  24. Hamza SA, Adly NN, Abdelrahman EE, Fouad IM. The relation between falls and medication use among elderly in assisted living facilities. Pharmacoepidemiol Drug Saf. 2019;28(6):849-856. doi: 10.1002/pds.4775
  25. Tinetti ME, Han L, Lee DS, et al. Antihypertensive medications and serious fall injuries in a nationally representative sample of older adults. JAMA Intern Med. 2014;174(4):588-95. doi: 10.1001/jamainternmed.2013.14764
  26. Hegeman J, van den Bemt BJ, Duysens J, van Limbeek J. NSAIDs and the risk of accidental falls in the elderly: a systematic review. Drug Saf. 2009;32(6):489-98. doi: 10.2165/00002018-200932060-00005
  27. Berlie HD, Garwood CL. Diabetes medications related to an increased risk of falls and fall-related morbidity in the elderly. Ann Pharmacother. 2010;44(4):712-7. doi: 10.1345/aph.1M551
  28. Ham AC, Swart KM, Enneman AW, et al. Medication-related fall incidents in an older, ambulant population: the B-PROOF study. Drugs Aging. 2014;31(12):917-27. doi: 10.1007/s40266-014-0225-x
  29. Haerer W, Delbaere K, Bartlett H, et al. Relationships between HMG-CoA reductase inhibitors (statin) use and strength, balance and falls in older people. Intern Med J. 2012;42(12):1329-34. doi: 10.1111/j.1445-5994.2011.02622.x
  30. Scott D, Blizzard L, Fell J, Jones G. Statin therapy, muscle function and falls risk in community-dwelling older adults. QJM. 2009;102(9):625-33. doi: 10.1093/qjmed/hcp093
  31. Dobkin BH. Underappreciated statin-induced myopathic weakness causes disability. Neurorehabil Neural Repair. 2005;19(3):259-63. doi: 10.1177/1545968305277167

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Figure 1. Patients distribution by falls and number of prescribed drugs

Download (229KB)

Copyright (c) 2022 Khovasova N.O., Vorobyeva N.M., Naumov A.V., Tkacheva O.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС77-65957 от 06 июня 2016 г.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies